Решение Куйбышевского районного суда Омска 31 марта 2011

Омская областьРешение суда о взыскании неосновательного обогащения

Куйбышевский районный суд г. Омска в составе:
председательствующего судьи Усовой Е.И.,
при секретаре Анфаловой Е.В.,
рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Д.Н.Н. к открытому акционерному обществу «Сбербанк России» о взыскании неосновательного обогащения,

установил:

Д.Н.Н. обратилась в Куйбышевский районный суд г. Омска с исковым заявлением к открытому акционерному обществу «Сбербанк России» (далее ОАО «Сбербанк России») о взыскании неосновательного обогащения, указав в обоснование заявленных требований, что 01 декабря 2006 года был заключен кредитный договор № 688 между ответчиком и Д.В.И., согласно которому последнему был предоставлен кредит в сумме 110 000 рублей сроком до 01 декабря 2011 года под 17% годовых.
В качестве обеспечения исполнения обязательств заемщика между банком и истцом, а также М.В.В. были заключены договор поручительства, в силу которого поручители обязались отвечать за исполнение всех обязательств по названному кредитному договору заемщиком.
Д.В.И. умер 25 декабря 2008 года, в связи с чем кредитный договор прекратил свое действие.
Поскольку наследник отвечает по долгам наследодателя в пределах принятого наследства, Решением Куйбышевского районного суда г. Омска от 30 июня 2010 года в удовлетворении требований ОАО АК СБ РФ (переименовано в ОАО «Сбербанк России») к Д.В.И., Д. Н.Н., М.В.В. о взыскании задолженности по кредитному договору было отказано в связи с непринятием наследства.
После смерти основного должника с 25 декабря 2008 года ею оплачено в пользу банка 67 833 рубля 41 копейка.
Поскольку у ответчика отсутствовали правовые основания для принятия названных сумм, данные денежные средства явились неосновательным обогащениям банка.
Просила взыскать с ответчика в свою пользу 67 833 рубля 41 копейка неосновательного обогащения, 3 385 рублей 80 копеек процентов за пользование чужими денежными средствами, 600 рублей судебных расходов.
Истец в судебном заседании исковые требования поддержала, дала пояснения аналогичные тексту искового заявления.
Представители истца Е.Н.А., А.Д.Р., действующие на основании доверенностей, в судебном заседании просили удовлетворить заявленные требования, указали, что истцом не было принято наследство после смерти супруга, поскольку наследственное имущество отсутствовало как таковое. Наследник отвечает в пределах принятого наследства, своим имуществом Д.Н.Н. по долгам супруга своим имуществом отвечать не может. Сумма неосновательного обогащения рассчитана исходя из карточки движения денежных средств по счету.
Представитель ответчика Г. А.Ф., действующая на основании доверенности, в судебном заседании исковые требования не признала, указала, что в состав наследства помимо прав наследодателя включаются также его обязанности. Д.Н.Н. после смерти супруга были произведены платежи в счет погашения основного долга в сумме 15 262 рубля 58 копеек. Таким образом, истец приняла наследство после смерти супруга путем произведения оплаты долгов наследодателя, соответственно отсутствует неосновательное обогащение банка.
М.В.В., привлеченный к участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, в судебное заседание не явился, о времени и месте рассмотрения дела извещен надлежащим образом, о причинах неявки не уведомил.
Исследовав материалы дела, заслушав лиц, участвующих в деле, оценив представленные доказательства, суд полагает, что исковые требования удовлетворению не подлежат.
Судом установлено, что Д.В.И. умер 25 декабря 2008 года, о чем 27 декабря 2008 года составлена запись акта о смерти №, выдано свидетельство о смерти № № от 27 декабря 2008 года (л.д.15 дело №2-3611/2010).
Решением Куйбышевского районного суда г. Омска от 30 июня 2010 года по делу №2-3611/2010 по иску Акционерного коммерческого Сберегательного банка Российской Федерации (открытое акционерное общество) к М.В.В., Д.Н.Н. о взыскании задолженности по кредитному договору, процентов, неустойке, возврате государственной пошлины, вступившим в законную силу 16 июля 2010 года, установлено, что 01 декабря 2006 года между АК СБ РФ (ОАО) и Д.В.И. был заключен кредитный договор № 688, согласно которому Д.В.И. был предоставлен кредит в сумме 110 000 рублей под 17% годовых сроком возврата до 01 декабря 2011 года. Обязательство было обеспечено поручительством М.В.В. по договору поручительства № 688/1 от 01 декабря 2009 года, Д.Н.Н. по договору поручительства № 688/2 от 01 декабря 2009 года.
Также названным Решением установлено, что наследственное дело после смерти Д.В.И. не заводилось, однако Д.Н.Н. продолжала после смерти Д.В.И. осуществлять платежи в счет погашения задолженности по кредитному договору, от принятия наследства после смерти мужа отказалась (л.д. 6-8).
В соответствии со статьей 61 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации обстоятельства, установленные вступившим в законную силу судебным Постановлением по ранее рассмотренному делу, обязательны для суда. Указанные обстоятельства не доказываются вновь и не подлежат оспариванию при рассмотрении другого дела, в котором участвуют те же лица.
Заявляя требования о взыскании неосновательного обогащения, истец ссылалась на то обстоятельство, что с момента смерти супруга ею были внесены в счет погашения задолженности денежные средства в сумме 67 833 рублей 41 копейка.
Согласно статье 1102 Гражданского кодекса Российской Федерации лицо, которое без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество (приобретатель) за счет другого лица (потерпевшего), обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество (неосновательное обогащение), за исключением случаев, предусмотренных статьей 1109 настоящего Кодекса.
Правила, предусмотренные настоящей главой, применяются независимо от того, явилось ли неосновательное обогащение результатом поведения приобретателя имущества, самого потерпевшего, третьих лиц или произошло помимо их воли.
Вместе с тем, по мнению суда, уплаченные истцом ОАО «Сбербанк России» суммы не могут быть признаны неосновательным обогащением ответчика.
В силу статьи 45 Семейного кодекса Российской Федерации взыскание обращается на общее имущество супругов по общим обязательствам супругов, а также по обязательствам одного из супругов, если судом установлено, что все, полученное по обязательствам одним из супругов, было использовано на нужды семьи. При недостаточности этого имущества супруги несут по указанным обязательствам солидарную ответственность имуществом каждого из них.
Пунктом 1.1 кредитного договора от 01 декабря 2006 года предусмотрено, что кредит был предоставлен заемщику на неотложные нужды (л.д. 9 дело №2-3611/2011).
Истцом в ходе рассмотрения дела не оспаривалось, что кредит был заключен Д.В.И. в период брака, предоставленные банком денежные средства были использованы на нужды семьи.
Соответственно, Д.Н.Н. несла солидарную ответственность по обязательствам супруга.
Согласно статье 1110 Гражданского кодекса Российской Федерации при наследовании имущество умершего (наследство, наследственное имущество) переходит к другим лицам в порядке универсального правопреемства, то есть в неизменном виде как единое целое и в один и тот же момент, если из правил настоящего Кодекса не следует иное.
Статьей 1112 Гражданского кодекса Российской Федерации установлено, что в состав наследства входят принадлежавшие наследодателю на день открытия наследства вещи, иное имущество, в том числе имущественные права и обязанности.
По смыслу закона, включение обязательств наследодателя перед третьими лицами в состав наследственного имущества не обусловлено наличием у наследодателя имущественных прав, переходящих наследникам.
Таким образом, в состав наследственного имущества после смерти Д.В.И. вошли обязательства по кредитному договору №688 от 01 декабря 2006 года.
Согласно статье 1111 Гражданского кодекса Российской Федерации наследование осуществляется по завещанию и по закону.
Наследование по закону имеет место, когда и поскольку оно не изменено завещанием, а также в иных случаях, установленных настоящим Кодексом.
В силу статьи 1141 Гражданского кодекса Российской Федерации наследники по закону призываются к наследованию в порядке очередности, предусмотренной статьями 1142-1145 и 1148 настоящего Кодекса.
В соответствии с пунктом 1 статьи 1142 Гражданского кодекса Российской Федерации наследниками первой очереди по закону являются дети, супруг и родители наследодателя.
Из материалов дела № 2-3611/2010 следует, что Д.В.И. не распорядился имуществом на случай смерти путем составления завещания.
Соответственно, наследование должно осуществляться в порядке, установленном законом.
Д.Н.Н., являясь супругой Д.В.И., относится к наследникам первой очереди.
В соответствии со статьей 1152 Гражданского кодекса Российской Федерации для приобретения наследства наследник должен его принять.
Принятие наследником части наследства означает принятие всего причитающегося ему наследства, в чем бы оно ни заключалось и где бы оно ни находилось.
Статьей 1153 Гражданского кодекса Российской Федерации определены способы принятия наследства.
Принятие наследства осуществляется подачей по месту открытия наследства нотариусу или уполномоченному в соответствии с законом выдавать свидетельства о праве на наследство должностному лицу заявления наследника о принятии наследства либо заявления наследника о выдаче свидетельства о праве на наследство.
Признается, пока не доказано иное, что наследник принял наследство, если он совершил действия, свидетельствующие о фактическом принятии наследства, в частности если наследник оплатил за свой счет долги наследодателя или получил от третьих лиц причитавшиеся наследодателю денежные средства.
Поименованным выше Решением Куйбышевского районного суда г. Омска от 30 июня 2010 года по делу №2-3611/2010 установлено, что после смерти Д.В.И. Д.Н.Н. продолжала исполнять обязанности по возврату кредита и выплатила банку сумму более 336 рублей 85 копеек.
Таким образом, Д.Н.Н. фактически приняла наследственное имущество после смерти Д.В.И.
По правилам статьи 1157 Гражданского кодекса Российской Федерации наследник вправе отказаться от наследства в пользу других лиц (статья 1158) или без указания лиц, в пользу которых он отказывается от наследственного имущества.
Если наследник совершил действия, свидетельствующие о фактическом принятии наследства (пункт 2 статьи 1153), суд может по заявлению этого наследника признать его отказавшимся от наследства и по истечении установленного срока, если найдет причины пропуска срока уважительными.
В ходе рассмотрения дела №2-3611/2010 Д.Н.Н. в суде заявила отказ от наследства после смерти Д.В.И., что отражено в решении по названному делу (л.д. 8).
Вместе с тем, действующее законодательство не предусматривает правовых последствий отказа от наследства касательно принятого наследства в виде исполненных обязательств наследодателя, в частности обязательство кредитора, принявшего исполнение, вернуть принятое в счет исполнения обязательства наследодателя.
По мнению суда, исполнение солидарных обязательств супругов одним из супругов после смерти другого до отказа от наследства не может быть признано неосновательным обогащением кредитора.
Кроме того, по смыслу главы 60 Гражданского кодекса Российской Федерации право требования возврата неосновательного обогащения принадлежит только лицу, за чей счет было сбережено или приобретено имущество.
Д.Н.Н. в нарушение требований статьи 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации не представлены доказательства того, что именно ею были внесены платежи в счет погашения задолженности Д.В.И. перед ОАО «Сбербанк России» (приходные ордера, чеки и тому подобное).
В соответствии со статьей 313 Гражданского кодекса Российской Федерации исполнение обязательства может быть возложено должником на третье лицо, если из закона, иных правовых актов, условий обязательства или его существа не вытекает обязанность должника исполнить обязательство лично. В этом случае кредитор обязан принять исполнение, предложенное за должника третьим лицом.
Соответственно, ОАО «Сбербанк России» как кредитор могло принять исполнение обязательств за Д.В.И. от любого лица, а не только от его наследников.
Также Д.Н.Н. не представлен расчет сумм неосновательного обогащения. Размер заявленных к взысканию суммы основан на карточке движений средств по кредиту с 01 декабря 2006 года по 08 апреля 2010 года и произведен с учетом сведений, отраженных в графе «погашено».
Вместе с тем, из пояснения представителя ответчика следует, что графа «погашено» карточки движении денежных средств по кредиту отражает срочную задолженность должника, отражение фактически погашенных сумм осуществляется в графах «погашено просрочки основного долга», «уплачено срочных процентов за ссуду», «погашено просроченных процентов», «уплачено пени».
На основании изложенного, суд приходит к выводу, что истцом не доказано отсутствие у ответчика правовых оснований для удержания сумм, заявленных к взысканию, факт самостоятельного внесения названных сумм в счет погашения задолженности, а также не доказан размер внесенных сумм.
В этой связи суд не находит оснований для удовлетворения требований Д.Н.Н. к ОАО «Сбербанк России» о взыскании неосновательного обогащения.
Руководствуясь ст. ст. 194-198 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, суд

решил:

Исковые требования Д.Н.Н. к открытому акционерному обществу «Сбербанк России» о взыскании неосновательного обогащения оставить без удовлетворения.
-->