+7 908 794 8054 ЮРИСТ ВЯТКИНА ГАЛИНА
5
(5)

Замена прежних заемных отношений, долг по которым не возвращен, новым договором займа не свидетельствует о безденежности нового договора займа.

К такому выводу пришел Верховный Суд Российской Федерации, рассматривая кассационную жалобу на судебные постановления, которыми отказано в удовлетворении иска о взыскании задолженности по договору займа и процентов за пользование чужими денежными средствами.

Суть спора.

Гражданин обратился в суд с вышеназванным иском, ссылаясь на то, что в  2016 году между ним и ответчиком был заключен договор займа. Договор займа был заключен сроком на 5 месяцев. На момент обращения в суд денежные средства ответчиком не возвращены, проценты не уплачены.

Выводы судов, рассматривавших дело.

Суд первой инстанции, отказывая  в удовлетворении исковых требований, сослался на то, что по договору займа, заключенного в 2016 году денежные средства не передавались, денежные средства были переданы на основании договора займа, заключенного между истцом и ответчиком в 2015 году. В связи с этим у истца есть право взыскать спорную сумму с ответчика как неосновательное обогащение. С такими выводами согласился суд апелляционной и кассационной инстанции.

Вывод судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Во-первых, судами не были учтены положения Гражданского кодекса Российской Федерации (ст.ст. 807, 808,817), разъяснения, приведенные в постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 11 июня 2020 № 6 «О некоторых вопросах применения положений Гражданского кодекса Российской Федерации о прекращении обязательств»: стороны могут заменить новым договором займа прежние заемные отношения, долг по которым не возвращен, что само по себе не может служить основанием для признания нового договора займа безденежным.

Во-вторых, суд первой инстанции сделал противоречивый вывод, сославшись на право истца взыскать ранее переданные денежные средства как неосновательное обогащение, несмотря на то, что спор вытекал из договорных отношений сторон.

В-третьих, суд апелляционной инстанции, дополнительно ссылаясь на буквальное толкование договора, не учел, что буквальное толкование не является единственным и исключительным способом толкования договора. В частности, при толковании договора судом должна быть установлена действительная общая воля сторон с учетом их взаимоотношений, включая их переписку и практику, установившуюся во взаимных отношениях.

Итог: судебные постановления, принятые по делу отменены, дело направлено на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Средняя оценка 5 / 5. Количество оценок: 5

Оценок пока нет. Поставьте оценку первым.

Сожалеем, что вы поставили низкую оценку!

Позвольте нам стать лучше!

Расскажите, как нам стать лучше?