Несчастный случай на производстве или бытовая травма

обзор судебной практики нс на производстве

Следование с работы домой за пределами территории организации и рабочего времени без предоставления транспорта страхователя - не отнесено Законом к несчастным случаям, связанным с производством

ГУ "Нижегородское региональное отделение Фонда социального страхования РФ" обратилось в суд с иском о признании недействительным заключения инспектора по охране труда. Решением суда исковые требования удовлетворены.
Н.И.П., следуя с работы с группой рабочих к проходной более короткой дорогой, через территорию автотранспортного цеха, поскользнулся и упал, после обращения к врачу ему был поставлен диагноз ушиб позвоночника. Комиссией по расследованию несчастного случая на работодателя была возложена обязанность составить акт о несчастном случае на производстве по форме Н-1.
В кассационной жалобе генеральный директор ОАО "Дробмаш" был поставлен вопрос об отмене решения суда. Оставляя решение суда в силе, суд кассационной инстанции, пришел к выводу, что данный несчастный случай не может быть отнесен к несчастному случаю, связанному с производством, который расследуется и подлежит учету на производстве, ибо перечень несчастных случаев на производстве (ст. 227 ТК РФ) является исчерпывающим и расширительному толкованию не подлежит.
При этом суд обоснованно исходил из того, что несчастный случай произошел на территории автотранспортного цеха, не принадлежавшей работодателю Н.И.П. и не арендованной им.
Несчастный случай с Н.И.П. произошел за пределами рабочего времени, т.е в 15 часов 30 минут, после окончания рабочей смены, когда Н.И.П., переодевшись, покинул бытовку и следовал домой. Согласно графику продолжительность утренней рабочей смены с 6 ч 50 мин до 15 ч 20 мин (Определение Нижегородского областного суда от 25 августа 2006 года о признании действительными результатов расследования несчастного случая на производстве).

Удовлетворяя исковые требования М.И.Ю., суд пришел к выводу об обоснованности заявленных требований о признании несчастного случая производственным, поскольку в судебном заседании нашел подтверждение факт получения травмы истцом на территории предприятия, в рабочее время и при выполнении трудовых функций

М.И.Ю. обратился в суд с иском к ООО о возмещении вреда здоровью и компенсации морального вреда. В обоснование своих требований истец пояснил, что получил травму руки в результате падения с монтажной лестницы с высоты около 3-4 метров. О несчастном случае истец поставил в известность начальника службы безопасности, им также была дана объяснительная об обстоятельствах получения травмы. Однако под давлением руководства и обещаниями оплатить все расходы на лечение, он вынужден был изменить свои объяснения, и указал, что травму руки получил в результате удара капота автомобиля.
Поскольку работодателем не были выполнены данные им обещания, М.И.Ю. обратился в инспекцию по труду г. Красноярска с просьбой провести проверку по данному факту. Инспекция по труду г. Красноярска отказала в признании полученной травмы производственной, поскольку в объяснении об обстоятельствах получения травмы стоит его подпись.
Удовлетворяя исковые требования М.И.Ю., суд пришел к выводу об обоснованности заявленных требований о признании несчастного случая производственным, поскольку в судебном заседании нашел подтверждение факт получения травмы истцом на территории предприятия, в рабочее время и при выполнении трудовых функций.
Получение истцом травмы на территории предприятия, в рабочее время и при выполнении трудовых функций подтверждается представленными доказательствами, в том числе заключением судебно-медицинской экспертизы. Из результатов экспертизы следует, что у М.И.Ю. при обращении за медицинской помощью имелась травма правой кисти. Данная травма могла быть получена М.И.Ю. при обстоятельствах указанных в материалах дела (при падении с монтажной лестницы с высоты около 3-4 метров в результате скольжения основания лестницы по бетонному полу назад, а верхней части лестницы вниз по стене, когда для предотвращения удара М.И.Ю. выставил правую руку ладонью вперед перед собой, для смягчения удара). Получение травмы М.И.Ю. в виде перелома ладьевидной кости правой кисти без сопряженных с ней других травм руки (без травмы мягкотканых образований кисти) при ударе капотом автомобиля по тыльной поверхности кисти (правая рука лежала на облицовке капота, капот сорвался с упора и упал на правую руку) не возможно, на что указывает клиническая картина и диагноз (Решение Свердловского районного суда г. Красноярска от 30 сентября 2010 года о возмещении вреда здоровью, компенсации морального вреда).

Указание в листках нетрудоспособности на то, что данная травма является бытовой, само по себе не исключает получение данной травмы на производстве

М., направляясь на проведение аудиторской проверки в СПК «Михайловское» при ходьбе на крыльце офиса АССК «Колос» подвернул ногу и упал с крыльца, при этом пытаясь удержаться, сломал левую руку, ударился головой об асфальт и ушиб ребра, после чего был доставлен в ЦМРБ, лечился амбулаторно у хирурга, ему были выданы листки нетрудоспособности с указанием в них на несчастный случай в быту.
ГУ Самарское региональное отделение Фонда социального страхования РФ не согласилось с квалификацией полученной травмы как производственной и обратилось в суд с иском о признании акта о несчастном случае на производстве недействительным. Отказывая в удовлетворении исковых требований суд указал, что поскольку М. получил травму в течение рабочего времени на территории АССК «Колос», работником которой он являлся, оснований считать, что данный несчастный случай не связан с производством у суда не имеется. Указание в листках нетрудоспособности на то, что данная травма является бытовой, само по себе не исключает получение данной травмы на производстве,
Несоответствие акта о несчастном случае установленной форме и ненадлежащий количественный состав комиссии по расследованию несчастного случая, хотя формально и имеет место, однако данные нарушения суд считает не существенными и не влекущими недействительность акта. Кроме того, ненадлежащий количественный состав комиссии, как установлено в судебном заседании, явился следствием малочисленности организации (Решение Большеглушицкого районного суда (Самарская область) от 02 августа 2010 года о признании акта о несчастном случае на производстве недействительным).

Травма, полученная во время отдыха, не относится к несчастным случаям, связанным с производством

ГУ - региональное отделение Фонда социального страхования РФ по Республики Мордовия обратилось в суд с иском к ООО о признании незаконным и отмене акта формы Н-1 № 1 о несчастном случае на производстве происшедшим с С.Н.И. В момент несчастного случая он не участвовал в производственной деятельности, он по пути следования с рабочего места в бытовой вагончик на обеденный перерыв, поскользнулся на накатанном машинами и краном участке площадки, упал и сильно ушиб локоть левой руки.
Представитель ответчика ООО исковые требования не признал и суду пояснил, что несчастный случай, произошедший с С.Н.И., подлежал расследованию и регистрации путем составления акта формы Н-1, так как он произошёл при следовании С.Н.И. на обеденный перерыв.
Судом исковые требования ГУ региональное отделение Фонда социального страхования РФ по Республики Мордовия были удовлетворены.
Принимая решение, суд исходил из следующего. Правилами внутреннего трудового распорядка работников ООО установлено, что начало рабочего дня начинается в 8.00 часов, окончание рабочего дня в 17 часов, перерыв для отдыха и питания с 12.00 до 13.00 часов, не включается в рабочее время.
В силу части 1 статьи 108 Трудового кодекса РФ в течение рабочего дня (смены) работнику должен быть предоставлен перерыв для отдыха и питания продолжительностью не более двух часов и не менее 30 минут, который в рабочее время не включается. В силу представленных доказательств С.Н.И. получил травму не при исполнении трудовых обязанностей, из-за личной неосторожности. Поэтому несчастный случай, произошедший с С.Н.И., не связан с производством, акт формы Н-1 № 1 от 04 февраля 2011 года подлежит отмене (Решение Пролетарского районного суда г. Саранска (Республика Мордовия) от 20 июля 2011 г. о признании незаконным и отмене акта о несчастном случае на производстве).

Доводы истца о том, что следование на работу пешком также является основанием для признания несчастного случая связанным с производством, основаны на неправильном толковании закона, поскольку в силу ст. 227 Трудового кодекса РФ указанное обстоятельство является юридически значимым, только если следование пешком имело место по распоряжению работодателя к месту выполнения работы (поручения) и обратно

С., обратился в суд с иском о признании полученной травмы производственной. Просил признать производственной травму, причиненную ему неустановленными лицами во дворе в г.Тольятти, указав на то, что он работал начальником цеха ИП-6 ООО «Тольяттикаучук» и в названный день следовал пешком к месту осуществления своей трудовой деятельности.
Полученную травму истец связывает со своей трудовой деятельностью у ответчика, поскольку незадолго до нападения истец получал угрозы физической расправы в связи с принятым им решением об увольнении некоторых работников.
Суд посчитал исковые требования С. Не подлежащими удовлетворению по следующим основаниям.
Несчастный случай, произошедший с работником во время следования к месту работы или возвращения с места работы, признается произошедшим на производстве, если этот случай имел место во время следования к месту работы или возвращения с места работы на транспорте, предоставленном работодателем.
Между тем несчастный случай, хотя и произошел с истцом во время следования на работу, но не на транспорте, предоставленном для этих целей работодателем. Более того, суду не представлены доказательства наличия у С. распоряжения работодателя использовать личное транспортное средство в производственных (служебных) целях по распоряжению работодателя (его представителя), либо соглашение сторон трудового договора о таком использовании.
По мнению суда, доводы истца о том, что следование на работу пешком также является основанием для признания несчастного случая связанным с производством, основаны на неправильном толковании закона, поскольку в силу ст. 227 Трудового кодекса РФ указанное обстоятельство является юридически значимым, только если следование пешком имело место по распоряжению работодателя к месту выполнения работы (поручения) и обратно (Решение Центрального районного суда г. Тольятти от 20 октября 2011 года о признании несчастного случая производственной травмой).

Указанные представителем ответчика обстоятельства о получении Н. травмы на территории работодателя в течение времени, необходимого для приведения в порядок орудий производства и одежды, нашли свое подтверждение в ходе судебного разбирательства

ГУ – Челябинское регионального отделение Фонда социального страхования РФ (далее – Челябинское отделение ФСС РФ) обратилось в суд с иском к открытому акционерному обществу «Златоустовский металлургический завод» (далее – ОАО «ЗМЗ») о признании несчастного случая не связанным с производством, признании акта о несчастном случае недействительным.
В обоснование своих требований сослались на то, что на территории ОАО «Златоустовский металлургический завод» произошел несчастный случай с термистом проката и труб Н., а именно: около 8-30 утра Н. был обнаружен стропальщиком цеха готовой продукции. Пострадавший находился без сознания, впоследствии от полученных травм скончался.
Комиссия по расследованию несчастного случая квалифицировала данное происшествие, как связанное с производством, составив акт формы Н-1. С выводами комиссия не согласны, поскольку отсутствуют признаки, установленные ст. 227 ТК РФ, квалифицирующие несчастный случай как связанный с производством.
Материалы расследования несчастного случая не содержат доказательств того, что смерть наступила в рабочее время, в результате исполнения им трудовых обязанностей или выполнения работы по поручению работодателя или осуществления правомерных действий, обусловленных трудовыми отношениями с работодателем либо совершаемых в его интересах, в связи с чем вывод комиссии по расследованию несчастного случая противозаконен. В нарушение ст. 227 ТК РФ комиссия квалифицирует данный несчастный случай как связанный с производством только на основании признака территориальности - места несчастного случая.
Исковые требования Челябинского отделения ФСС РФ оставлены без удовлетворения по следующим основаниям.
Выводы комиссии о квалификации несчастного случая, как связанного с производством, суд считает законными и обоснованными.
В подтверждение доводов об отнесении несчастного случая к производственному лица, проводившие расследование несчастного случая, в оспариваемом Акте указали, что Н. вернулся на территорию завода в рабочей спецодежде для того, чтобы переодеться в домашнюю одежду, то есть ему необходимо было время для приведения в порядок одежды после окончания работы. Но поскольку ключи от шкафа в гардеробных остались в рабочей куртке Н. в машине «Скорой медицинской помощи», а Н. об этом не помнил, он вернулся спросить у сменщика о том, где находится его куртка, так как полагал, что куртка рабочая хлопчато-бумажная синего цвета фирмы «Восток-сервис» осталась на его рабочем месте. Не обнаружив своей рабочей куртки, Н. вышел через двери Прокатного цеха с южной стороны и направился в сторону центрального здравпункта, который расположен в прокатном цехе с западной стороны. По пути следования вдоль периметра прокатного цеха с Н. произошел приступ эпилепсии, на что указывает наличие остатков слюны в виде пены. Н. упал, ударившись головой и потерял сознание.
Суд полагает, что указанные представителем ответчика обстоятельства о получении Н. травмы на территории работодателя в течение времени, необходимого для приведения в порядок орудий производства и одежды, нашли свое подтверждение в ходе судебного разбирательства.
В ходе производства по делу установлено, что Н. заступил на работу в 15 часов 30 минут, в 20 часов 50 минут с ним произошел несчастный случай, в результате которого он на машине «Скорой помощи» был доставлен в травмпункт, а затем в приемное отделение. В госпитализации ему было отказано, в связи с чем он, находясь в рабочей одежде, вернулся на предприятие, чтобы переодеться, забрать личные вещи и документы. Поскольку ключи, в том числе от шкафа для хранения личных вещей, остались в рабочей куртке, Н. вышел из цеха, был обнаружен 11 сентября в 08 часов 30 минут лежащим на прицеховой территории.
Факт того, что Н. находился в рабочей одежде и имел необходимость переодеться в личные вещи подтвержден совокупностью доказательств, собранных в ходе расследования несчастного случая, в частности, актом вскрытия шкафа для хранения спец. одежды, согласно которому при вскрытии шкафа были обнаружены его личные вещи, объяснениями свидетелей, которым потерпевший лично сообщил о своей цели возвращения в цех.
Таким образом, несчастный случай, произошедший с Н., произошел на территории работодателя в течение времени, необходимого для приведения в порядок одежды, что предусмотрено п.п. 1 ч. 3 ст. 227 ТК РФ (Решение Златоустовского городского суда (Челябинская область) от 24 июля 1998 года о признании несчастного случая не связанным с производством).

Длительные неприязненные отношения между М.и К. существовали несколько лет, о которых работодателю было известно. Их отношения возникли в производственной обстановке, здесь же развивались, за территорией предприятия они не общались, иных общих интересов, помимо производственных, у них не имелось. Поскольку работодателем не созданы условия для соблюдения работниками дисциплины труда, произошедший с составителем поездов несчастный случай необходимо квалифицировать как связанный с производством

ОАО «ЗСМК» обратилось в суд с заявлением, в котором просит отменить Предписание, вынесенное государственным инспектором труда обязывающее принять меры по устранению нарушений трудового законодательства и иных нормативных правовых актов, содержащих нормы трудового права.
07.12.2010 г. в 8-20 в мужскую мойку станции Скрапная на территории Управления железнодорожного транспорта (УЖДТ) ОАО «ЗСМК» вошел монтер пути К., для того чтобы набрать воды в чайник из крана в умывальнике, в это время в помещении для переодевания находился составитель поездов Д., который сидел на лавочке у входной двери и переодевался. При входе К. не закрыл за собой двери в мойку и из дверей на Д. подул холодный воздух. Д. сделал в грубой форме замечание К., между ними возникла словесная перепалка, перешедшая в потасовку, которую разнял находившийся в помещении составитель поездов Т.. После этого конфликт продолжился и перешел в драку, после взаимного обмена ударами К., защищаясь и отмахиваясь от ударов Д., нанес ему удар металлическим чайником, наполненным водой, который находился у него в руках. В результате удара Д. согласно медицинскому заключению получил тяжелую травму.
Комиссией работодателя данный тяжелый несчастный случай был отнесен к несчастным случаям, не связанным с производством, принято решение акт формы Н-1 не составлять, к учету в ОАО «ЗСМК» не принимать.
В судебном заседании государственный инспектор труда Государственной инспекции труда суду пояснил, что произошедший конфликт имеет производственный характер. Тот факт, что работниками Д. и К. были нарушены требования Правил внутреннего трудового распорядка ОАО «ЗСМК», не позволяет квалифицировать несчастный случай как не связанный с производством.
Между Д. и К. сложились длительные неприязненные отношения, существующие несколько лет, о которых работодателю было известно, что не оспаривалось сторонами. Их отношения возникли в производственной обстановке, здесь же развивались, за территорией предприятия они не общались, иных общих интересов, помимо производственных, у них не имелось. Работодателем не созданы условия для соблюдения работниками дисциплины труда.
Причинами, вызвавшими несчастный случай, являются нарушение работниками дисциплины труда и правил трудового внутреннего распорядка, не создание в полной мере условий для соблюдения работниками дисциплины труда.
С учётом всего изложенного, суд пришел к выводу о квалификации несчастного случая как связанного с производством (Решение Центрального районного суда г. Новокузнецка (Кемеровская область) от 03 мая 2011 года об оспаривании предписания государственного инспектора труда).
-->