Определение Костромского областного суда

об определении места жительства ребенка08 октября 2008 года

Судебная коллегия по гражданским делам Костромского областного суда, рассмотрев в судебном заседании по докладу В. дело по иску В.А.Л. к В.И. об определении места жительства передаче ребенка на воспитание и по встречному иску В.И. к В.А.Л. об определении места жительства ребенка с ней,

установила:

В.А.Л. и В.И. состояли в зарегистрированном браке, который прекращен на основании решения мирового судьи судебного участка N 6 г. Костромы от 2 июля 2007 года, имеют дочь В.А., родившуюся 28 июля 2001 года.
В.А.Л. обратился суд с иском к В.И. об установлении места жительства дочери с ним, передав дочь ему на воспитание. В обосновании заявленных требований сослался на то, что в настоящее время дочь проживает с матерью, но фактически большую часть времени проводит с ним. По мнению истца, морально-психологический климат не обеспечивает надлежащих условий для содержания и воспитания дочери, ответчица ненадлежащим образом выполняет родительские обязанности, девочка часто остается дома без присмотра. Тогда как его материальное положение и жилищные условия позволяют обеспечить надлежащие условия для содержания и воспитания дочери.
В.И. предъявила встречный иск к В.А.Л. об установлении места жительства дочери с ней, указывая, что она в состоянии воспитать дочь, которая должна проживать с ней. В.А.Л. препятствует ей в общении с дочерью, что причиняет ей моральные страдания. В связи с чем просила взыскать компенсацию морального вреда.
Решением Свердловского районного суда г. Костромы от 6 августа 2008 года исковые требования В.А.Л. об определении места жительства ребенка и передаче ребенка ему на воспитание удовлетворены.
Определено место жительства несовершеннолетней В.А., родившейся 28 июля 2001 года, совместно с отцом В.А.Л. по адресу: г. Кострома, ул. Н.Бабушкиной, передав ребенка ему на воспитание.
В удовлетворении встречных исковых требований В.И. об определении места жительства ребенка с ней, о передаче ребенка ей на воспитание, об определении порядка общения отца с ребенком, взыскании алиментов и компенсации морального вреда отказано.
В кассационной жалобе В.И. и в дополнении к ней просит решение суда отменить и дело направить на новое рассмотрение. В обосновании доводов жалобы ссылается на то, что назначенная судом психологическая экспертиза была проведена с нарушением норм ГПК, поскольку экспертом не исследовались имеющиеся в деле доказательства. При этом судом было необоснованно отказано в допросе эксперта Ч. В материалах дела отсутствует акт обследования жилого помещения и заключение органов опеки и попечительства о ее жилищных условиях. Судом не принято во внимание то обстоятельство, что с октября 2007 года В.А.Л. стал беспричинно забирать ребенка из детского сада, отвозить ее к своей матери, фактически препятствуя ей в свиданиях с ним, ранее В.А.Л. избивал ее, иногда в присутствии дочери. Она обращалась в различные инстанции, но ей рекомендовали обратиться в суд. Считает, что на ребенка оказали психическое воздействие ее бывший муж и его родственники, в связи с чем ребенок и выразил желание жить с отцом. Суд необоснованно отказал ей в установлении нормального общения с ребенком. Судом дело рассмотрено с нарушением правил подсудности. Ей необоснованно отказано в удовлетворении ходатайства о предоставлении материалов исследования в МУЗ "Центре психотерапии и практической психологии", в связи с этим имеются основания подвергнуть сомнению заключение данной экспертизы. Заключение является противоречивым.
Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, В.И., ее представителя И., В.А.Л., его представителя К., судебная коллегия не находит оснований к отмене решения суда.
Разрешая спор и удовлетворяя исковые требования В.А.Л., суд правомерно исходил из того, что в интересах ребенка - В.А. ее место жительства следует определить с отцом.
Согласно п. 3 ст. 65 СК РФ место жительства детей при раздельном проживании родителей устанавливается соглашением родителей.
При отсутствии соглашения спор между родителями разрешается судом, исходя из интересов детей и с учетом мнения детей. При этом суд учитывает привязанность ребенка к каждому из родителей, братьям и сестрам, возраст ребенка, нравственные и иные личные качества родителей, отношения, существующие между каждым из родителей и ребенком, возможность создания ребенку условий для воспитания и развития (род деятельности, режим работы родителей, материальное и семейное положение родителей и другое).
Суд, исследовав имеющиеся по делу доказательства: акты обследования условий жизни родителей несовершеннолетней В.А., их жилищно-бытовые и материальные возможности, характеризующий материал, показания свидетелей, которым дал надлежащую оценку, оценив их в совокупности, правильно указал, что жилищные, бытовые и материальные возможности обоих родителей отвечают предъявленным требованиям и благоприятны для воспитания несовершеннолетнего ребенка.
Однако, учитывая результаты психологического обследования несовершеннолетнего членами экспертной комиссии МУЗ "Центр психотерапии и практической психологии", также принимая во внимание заключение ГУ "Костромской областной психолого-медико-педагогической консультации" от 30.06.08, заключение Комитета СЗН, опеки и попечительства по городскому округу г. Костромы, суд пришел к обоснованному выводу о необходимости определения места проживания несовершеннолетней В.А. с отцом.
Что касается установления места жительства ребенка с матерью, то суд обоснованно указал, что в данное время эти требования удовлетворить не представляется возможным, поскольку при выборе места проживания ребенка следует, прежде всего, исходить из мнения ребенка, желавшего проживать с отцом, а также учитывая сложившуюся в настоящее время жизненную ситуацию для ребенка, поскольку девочка проживает с отцом, В.А.Л., она привязана к нему, к тем условиям жизни, которые ей привычны и комфортны.
Довод кассационной жалобы о том, что назначенная судом психологическая экспертиза была проведена с нарушением норм ГПК, поскольку экспертами исследовались имеющиеся в деле доказательства, не может повлиять на сделанные судом выводы, поскольку целью проведенного обследования была необходимость дать психологическую характеристику ребенка, выявить особенности межличностных отношений В.А. с родителями, определить адекватность выражения мнения о проживании с родителями. В связи с этим необходимости в исследовании материалов дела (показаний свидетелей, актов обследования жилищных условий) у экспертов не возникло.
Доводы жалобы о якобы имевших место других нарушениях процессуального законодательства опровергаются материалами дела: эксперты в определении при назначении экспертизы были предупреждены об уголовной ответственности за дачу ложного заключения, в экспертизе указаны те методики и методы диагностики, которые были применены при обследовании.
Кроме этого в силу ч. 3 ст. 86 ГПК РФ заключение эксперта для суда необязательно и оценивается судом по правилам, установленным в ст. 67 настоящего Кодекса.
Судом заключение по результатам психологического обследования было оценено в совокупности с другими доказательствами: показаниями специалиста Центра психотерапии и практической психологии С., коллегиальным заключением ГУ "Костромской областной психолого-медико-педагогической консультации", показаниями специалиста, заведующей данной консультации, М., а также показаниями специалиста Комитета СЗН, опеки и попечительства г. Костромы С., которая неоднократно проводила беседы в несовершеннолетней. Указанные доказательства свидетельствуют о том, что В.А. неоднократно высказывала желание проживать с отцом, что она к нему привязана, боится его потерять; в силу своего возраста и развития В.А. может адекватно выражать свое мнение, с кем из родителей желает проживать, воздействия со стороны родителей на ее мнение не выявлено и невозможно в силу ее возраста и характера.
Суд оценил все доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств, оценил относимость, допустимость и достоверность каждого доказательства в отдельности, а также достаточность и взаимную связь в их совокупности в соответствии с правилами ст. 67 ГПК РФ. Оснований для признания данной оценки доказательств неправильной не имеется.
Доводы кассационной жалобы о том, что судом не принято во внимание то обстоятельство, что с октября 2007 года В.А.Л. стал беспричинно забирать ребенка из детского сада, отвозить ее к своей матери, фактически препятствуя ей в свиданиях с ним, ранее В.А.Л. избивал ее, иногда в присутствии дочери, не могут повлиять на правильность постановленного решения, поскольку данные обстоятельства не являются безусловным основанием для передачи ребенка на воспитание матери.
Доводы о том, что на ребенка оказали психическое воздействие ее бывший муж и его родственники, в связи с чем ребенок и выразил желание жить с отцом, являются несостоятельными, поскольку ничем не подтверждены, опровергаются собранными доказательствами.
Ссылка В.И. в жалобе на то, что суд необоснованно отказал ей в установлении порядка общения с ребенком, является необоснованной, поскольку таких требований она не заявляла.
Довод о том, что судом дело рассмотрено с нарушением правил подсудности, является необоснованным.
Как усматривается из материалов дела, В.И. и В.А.Л. принадлежит на праве собственности квартира, находящаяся по адресу: Кинешемское шоссе.
В указанной квартире стороны проживали до расторжения брака, в судебном заседании от 31 октября 2007 года В.И. утверждала, что по данному адресу проживала до 26 сентября 2007 года, это было постоянное место жительства семьи (л.д. 12).
Данный адрес и был указан истцом при подаче заявления 24 сентября 2007 года.
Довод о том, что в материалах дела отсутствует акт обследования жилого помещения и заключение органов опеки и попечительства о ее жилищных условиях, не является основанием к отмене решения, поскольку, как усматривается из материалов дела (объяснений представителя Комитета СЗН, опеки и попечительства), В.И., с которой неоднократно созванивались, не могла назначить время проведения обследования. С ней была достигнута договоренность, что она сама сообщит в Комитет о времени обследования, однако В.И. в Комитет по данному вопросу так и не обращалась.
Судом были тщательно проверены все доводы сторон, им дана правильная юридическая оценка.
Поскольку, при вынесении решения судом правильно определены обстоятельства, имеющие значение для дела, к возникшим правоотношениям правильно применены нормы материального права, процессуальных нарушений не допущено, поэтому оснований к отмене решения суда не имеется.
Руководствуясь ст. 361 ГПК РФ, судебная коллегия

определила:

решение Свердловского районного суда г. Костромы от 6 августа 2008 года оставить без изменения, кассационную жалобу В.И. - без удовлетворения.
-->