Решение Златоустовского городского суда 24 июля 1998 года

Челябинская областьРешение суда о признании несчастного случая не связанным с производством

Златоустовский городской суд Челябинской области в составе
председательствующего судьи Максимова А.Е.,
при секретаре Сержантове Д.Е.,
рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Государственного учреждения – Челябинского регионального отделения Фонда социального страхования РФ к открытому акционерному обществу «Златоустовский металлургический завод» о признании несчастного случая не связанным с производством, признании акта о несчастном случае недействительным,

установил:

Государственное учреждение – Челябинское регионального отделение Фонда социального страхования РФ (далее – Челябинское отделение ФСС РФ) обратилось в суд с иском к открытому акционерному обществу «Златоустовский металлургический завод» (далее – ОАО «ЗМЗ») о признании несчастного случая не связанным с производством, признании акта о несчастном случае недействительным.
В обоснование своих требований сослались на то, что <…> года на территории ОАО «Златоустовский металлургический завод» произошел несчастный случай с термистом проката и труб Н., а именно: около 8-30 утра Н. был обнаружен стропальщиком цеха готовой продукции на расстоянии 830 мм от стены здания, лежащим на прицеховой территории с западной стороны у въездных ворот в вальцетокарное отделение. Тело располагалось вдоль стены, пострадавший находился без сознания, впоследствии от полученных травм скончался. Характер полученных повреждений, указанный в медицинских заключениях о характере полученных повреждений здоровья в результате несчастного случая на производстве и степени их тяжести, выданных МЛПУЗ (Городская больница НОМЕР», МЛПУЗ «Городская больница <…>» медицинском свидетельстве о смерти: ушиб головного мозга, закрытая черепно-мозговая травма, полученная в результате воздействий не уточненных механических сил. Комиссия по расследованию несчастного случая квалифицировала данное происшествие, как связанное с производством, составив акт формы Н-1. С выводами комиссия не согласны, поскольку отсутствуют признаки, установленные ст. 227 ТК РФ, квалифицирующие несчастный случай как связанный с производством. Материалы расследования несчастного случая не содержат доказательств того, что смерть Н. наступила в рабочее время, в результате исполнения им трудовых обязанностей или выполнения работы по поручению работодателя или осуществления правомерных действий, обусловленных трудовыми отношениями с работодателем либо совершаемых в его интересах, в связи с чем вывод комиссии по расследованию несчастного случая противозаконен. В нарушение ст. 227 ТК РФ комиссия квалифицирует данный несчастный случай как связанный с производством только на основании признака территориальности - места несчастного случая. Комиссией не исследованы: характер полученных травм, повлекшие смерть пострадавшего, заключения медицинских организаций об установлении диагнозов повреждений в результате несчастного случая, не исследована причинно-следственная связь между произошедшим случаем и полученными травмами. Комиссией по расследованию несчастного случая установлено, что <…> года Н., проходя в пролёте машинных залов стана <…> и стана <…> на глазах у контролёра ОТК внезапно упал лицом вниз. В дальнейшем дежурным врачом МЛПУЗ «Городская больница <…>» <…> ввиду удовлетворительного состояния <…> в госпитализации было отказано, о чем сделана запись в журнале отказов в госпитализации МЛПУЗ «Городская больница <…>». Согласно медицинского заключения о характере полученных повреждений здоровья в результате несчастного случая на производстве и степени их тяжести, выданного МЛПУЗ «Городская больница <…>» <…> года и записи в журнале отказов в госпитализации МЛПУЗ «Городская больница <…>», у <…> установлен «аклогольно-абстинентный синдром» и «алкогольно-судорожный синдром». Как следует из литературных источников «Алкогольно-абстинентный синдром» обычно формируется после достаточно длительного злоупотребления алкоголем и является одним из ключевых симптомов алкоголизма, длительность проявлений алкогольного абстинентного синдрома составляет 1-2 суток, в дальнейшем увеличивается до 3-4 дней, при прогрессировании алкоголизма достигает максимума 6-10 дней. Нередко алкогольный абстинентный синдром начинается с большого эпилептического припадка. Тяжелые формы алкогольного абстинентного синдрома сопровождаются также развитием судорог, обострениями сопутствующих алкоголизму заболеваний, алкогольными делириями («белая горячка»). Комиссией не были запрошены ни разъяснения из лечебного учреждения, выдавшего данное заключение, ни разъяснение экспертов на предмет поставленного диагноза, в связи с чем не исследована причинно-следственная связь между действиями пострадавшего и характером полученных травм. Также комиссией не исследованы и не дана оценка следующим обстоятельствам: Медицинскими заключениями о характере полученных повреждений здоровья в результате несчастного случая на производстве и степени их тяжести, выданными МЛПУЗ «Городская больница <…>», МЛПУЗ «Городская больница <…>», в медицинском свидетельстве о смерти указан диагноз: ушиб головного мозга, закрытая черепно-мозговая травма, полученная в результате воздействия не уточненных механических сил, в то время как падение Н. лицом вниз <…> года в пролёте машинных залов стана <…> и стана <…> на твердое, жесткое покрытие не повлекло даже госпитализации. В связи с вышеизложенным, при отсутствии совокупности квалифицирующих признаков, неполного и всестороннего рассмотрения причин несчастного случая, характера полученных травм и причинно-следственной связи между полученными травмами и несчастным случаем, квалификацию несчастного случая, произошедшего с Н., нельзя признать связанной с производством.
Определением суда от <…> года к участию в деле в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных исковых требований относительно предмета спора, привлечены Государственная инспекция труда в Челябинской области и Пархоменко Юлия Геннадьевна.
В судебном заседании представитель истца Челябинское отделение ФСС РФ Ларина Е.С., действующая на основании доверенности, настаивала на удовлетворении заявленных требований.
Суду пояснила, что согласно медицинскому заключению о характере полученных повреждений здоровья в результате несчастного случая на производстве и степени их тяжести, выданному МЛПУЗ «Городская больница <…>» <…> года и записи в журнале отказов в госпитализации МЛПУЗ «Городская больница <…>», у Н. установлен «алкогольно–абстинентный синдром» и «алкогольно–судорожный синдром», то есть имеются свидетельства употребления Н. спиртных напитков. Таким образом, отсутствуют признаки, установленные ст. 227 ТК и ФЗ № 225 от 24 июля 1998 года «Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний», квалифицирующие несчастный случай как связанный с производством. Кроме того, при осмотре Н. <…> года на его теле уже имелись гематомы. В нарушение требований ФЗ № 125 от 24 июля 1998 года «Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний», материалы расследования несчастного случая не содержат доказательств того, то смерть Н. наступила в рабочее время, в результате исполнения им трудовых обязанностей или выполнения работы по поручению работодателя или осуществления правомерных действий, обусловленных трудовыми отношениями с работодателем либо совершаемые в его интересах, в связи с чем вывод комиссии по расследованию несчастного случая противозаконен.
Представитель ответчика ОАО «ЗМЗ» Мигашкина О.А., действующая на основании доверенности, в удовлетворении исковых требований просила отказать. Суду пояснила, что для расследования несчастного случая на предприятии специально создана комиссия, которая обосновано признала данный случай, как несчастный случай на производстве.
Представитель ответчика ОАО «ЗМЗ» Свертелов В.Г., действующий на основании доверенности, с исковыми требованиями не согласился, полностью подтвердил пояснения Мигашкиной О.А.
В письменном отзыве на исковое заявление ОАО «ЗМЗ» указало, что по факту несчастного случая, произошедшего <…> года с работником Н., в соответствии с требованиями ст.227, ст.ст.229-229.2., 230 ТК РФ бы­ло проведено расследование несчастного случая и оформлен акт о несчастном слу­чае на производстве по установленной форме. Комиссией, проводившей расследо­вание, большинством голосов данный несчастный случай квали­фицирован, как несчастный случай на производстве. Заявление истца о том, что для квалификации данного несчастного случая, как связанного с производством, отсутствуют установленные ст. 227 ТК РФ признаки, квалифицирующие несчастный случай как связанный с производством, не может быть принято во внимание. В соответствии со ст. 227 ТК РФ расследованию и учету в соответ­ствии с главой 36 ТК РФ «Обеспечение прав работника на охрану труда» подле­жат несчастные случаи, произошедшие с работниками и другими лицами, уча­ствующими в производственной деятельности работодателя, при исполнении ими трудовых обязанностей или выполнении какой-либо работы по поручению ра­ботодателя, а также при осуществлении иных правомерных действий, обусловлен­ных трудовыми отношениями с работодателем либо совершаемых в его интересах. Согласно указанной норме расследованию подлежат события, в результате ко­торых пострадавшими были получены: телесные повреждения (травмы), в том чис­ле нанесенные другим лицом; повреждения вследствие взрывов, аварий, разруше­ния зданий, сооружений и конструкций, стихийных бедствий и других чрезвычай­ных ситуаций, иные повреждения здоровья, обусловленные воздействием внешних факторов, повлекшие за собой необходимость перевода на другую работу, времен­ную или стойкую утрату трудоспособности либо смерть пострадавших, если ука­занные события произошли: в течение рабочего времени на территории работо­дателя, либо в ином месте выполнения работы, в том числе во время установ­ленных перерывов, а также в течение времени, необходимого для приведения в порядок орудий производства и одежды, выполнения других преду­смотренных правилами внутреннего трудового распорядка действий перед началом и после окончания работы, или при выполнении работы за пределами установлен­ной для работника продолжительности рабочего времени, в выходные и нерабо­чие праздничные дни. Комиссией было установлено, что Н. в связи с несчастным слу­чаем <…> года был доставлен в травмпункт ГБ <…>, осмотрен врачом, сделан рент­геновский снимок черепа. Впоследствии Н. доставлен в приемное отделение ГБ <…>, осмотрен де­журным врачом. В госпитализации было отказано, так как пострадавший находился в удовлетворитель­ном состоянии, был отправлен домой. Поскольку Н. был в рабочей одежде, он вынужден был вернуться на работу. <…> года в 8-30 час. <…> был обнаружен лежащим на прицеховой территории с западной стороны у въездных ворот в вальцетокарное отделение прокатного цеха <…>. Таким образом, несчастный случай произошел с работником предприятия, на территории предпри­ятия и в течение времени, необходимого для приведения в порядок одежды после окончания работы. Комиссия правильно квалифицировала данный несчастный случай, как связанный с производством. Заявление истца о том, что комиссией не исследованы: характер полученных травм, повлекшие смерть пострадавшего, заключения медицинских организа­ций об установлении диагнозов повреждений в результате несчастного случая, не исследована причинно-следственная связь между произошедшим случаем и полу­ченными травмами необоснованно. В ходе расследования несчастного случая комиссией на основании медицин­ских заключений был исследован характер полученных травм, степень их тяжести, причина смерти. Исследована причинно-следственная связь между произошедшим случаем и полученными травмами. У комиссии не возникло сомнений в их взаи­мосвязи. Ссылка истца на то, что одной из причин несчастного случая является алко­гольный абстинентный синдром и алкогольно-судорожный синдром не может быть принята во внимание. Указанный диагноз не подтвержден медицинскими заключе­ниями. В медицинском заключении диагноз установлен не точно (стоит знак вопро­са), определен визуально при осмотре дежурным врачом. Никаких клинических ис­следований для определения этого диагноза не проводилось. Кроме того, этот пред­положительный диагноз был указан по факту поступления работника в медицинское учреждение <…> года. Комиссией же проводилось расследование несчастного слу­чая, повлекшего смерть работника, произошедшего <…> года, причина смерти ра­ботника согласно медицинскому свидетельству о смерти от <…> года: ушиб голов­ного мозга, закрытая черепно-мозговая травма, воздействие не уточненных механи­ческих, сил. Эти повреждения и травмы были установлены у пострадавшего и отра­жены в медицинском заключении при поступлении <…> года в 14-30 часов в травма­тологическое отделение МЛПУЗ «Городская больница <…>» после перевода Н. из нервного отделения МЛПУЗ «Городская больница <…>», куда его вторично достави­ли с территории ОАО «ЗМЗ». Закрытая черепно-мозговая травма Н. получена не при падении лицом вниз <…> года, а <…> года. Определить точное время комиссии не представилось возможным. Следует также отметить, что основная задача комиссии по расследованию не­счастного случая на производстве определить, при каких обстоятельствах работни­ком получены телесные повреждения (травма), повлекшее временную или стойкую утрату трудоспособности либо смерть. Оснований для отстранения от работы (не допуска к работе) в соответствии со ст. 76 ТК РФ у работодателя в отношении Н. не имелось. Перечень обстоятельств, при которых несчастный случай квалифицируется как не связанный с производством, определен ст. 229.2. ТК РФ и расширительному толкованию не подлежит. Ни одно из обстоятельств, перечисленных в ст. 229.2 ТК РФ, не было установлено при расследовании несчастного случая. Поэтому в соответ­ствии со ст.227, ст.229.2. ТК РФ, п.24 Положения об особенностях расследования несчастных случаев на производстве в отдельных отраслях и организациях», утв. По­становлением Минтруда РФ от <…> года <…>, Решением большинства голосов чле­нов комиссии несчастный случай был квалифицирован как несчастный случай, свя­занный с производством. Порядок рассмотрения разногласий по вопросам расследования, оформления и учета несчастных случаев предусмотрен ст.231 ТК РФ. Указанные разногласия рас­сматриваются федеральным органом исполнительной власти, уполномоченным на проведение государственного надзора и контроля за соблюдением трудового законо­дательства и иных нормативных актов, содержащих нормы трудового права, и его территориальные органы. Решение этих органов могут быть обжалованы в суд. Ист­цом нарушен установленный ст.231 ТК РФ порядок рассмотрения разногласий (л.д. 119-121).
Третье лицо Пархоменко Ю.В., против удовлетворения исковых требований возражала.
Представитель третьего лица Государственной инспекции труда в Челябинской области в судебное заседание не явился, о времени и месте слушания дела извещен надлежащим образом.
Заслушав пояснения участников процесса, исследовав материалы дела, суд считает исковые требования Челябинского отделения ФСС РФ не подлежащими удовлетворению по следующим основаниям.
Как установлено в ходе судебного разбирательства, <…> года Н. был принят на работу в термокалибровочный цех ОАО «ЗМЗ» термистом проката и труб (копия трудовой книжки -л.д.. 91-95, соглашение от <…> года -л.д. 101).
<…> года с Н. заключено соглашение <…> о временном переводе на другую работу в прокатный цех <…> с <…> года по <…> года л.д. 100).
ОАО «ЗМЗ» в адрес Челябинского отделения ФСС РФ были направлены сообщения, а также извещения о страховом случае, согласно которым <…> года в прокатном цехе <…> ОАО «ЗМЗ» в 20 часов 50 минут с термистом проката и труб участки зачистки металла (чистка <…>) ФИО2 при передвижении по стану <…>, у нагревательной печи внезапно произошел эпилептический припадок. Он упал, получив ушиб и порезы лица (л.д. 105). <…> года в 08 часов 30 минут термист проката и труб участка зачистки металла (чистка <…>) Н. был обнаружен в районе въездных железнодорожных ворот вальцетокарного участка прокатного цеха <…> в бессознательном состоянии с обширной гематомой левой части лица (л.д. 104, 106).
Приказом от <…> года <…> для расследования обстоятельств и причин несчастного случая с тяжелым исходом, произошедшего <…> года с термистом проката и труб Н. создана комиссия (л.д. 103).
<…> года директором ОАО «ЗМЗ» утвержден Акт о смертельном случае на производстве <…>, согласно которому <…> года в 08 часов 30 минут в прокатном цехе <…> с термистом проката и труб Н. произошел несчастный случай. Место несчастного случая находится на расстоянии 830 мм от стены здания на предцеховой территории у въездных ворот в вальцетокартное отделение с западной стороны прокатного цеха <…>. В габарите расположен рельсовый путь <…> в вальцетокарное отделение длиной 100 метров. Место несчастного случая, произошедшего <…> года, находится в пролете машинных залов стана <…> и стана <…>
между рельсами передаточной тележки и комнатой весовщиков на плитовом настиле технологического прохода. В пролете расположена передаточная тележка <…> грузоподъемностью 10 тонн и методическая нагревательная печь <…> для нагрева слитков под прокат.
<…> года в 8 часов 30 минут Н. был обнаружен стропальщиком цеха готовой продукции на расстоянии 830 мм от стены здания, лежащим на прицеховой территории с западной стороны у въездных ворот в вальцетокарное отделение. Тело располагалось вдоль стены. Н. лежал без сознания. На губах имелись следы в виде пены. С. сообщил помощнику машиниста тепловоза железнодорожного цеха, машинист тепловоза по рации сообщил дежурному по станции ЖДЦ, который сообщил в центральный здравпункт. Прибывшие на место несчастного случая дежурные фельдшеры центрального здравпункта осмотрели пострадавшего, который находился без сознания, лежащим на спине, оказав первую медицинскую помощь. Н. доставили в приемное отделение ГБ <…>, где ему впоследствии был поставлен диагноз «закрытая черепно-мозговая травма» В 14 часов 40 минут текущего дня Н. был направлен в ГБ <…>, где ему был поставлен диагноз «закрытая черепно-мозговая травма свода черепа». <…> года в 00 часов 10 минут ФИО2, не приходя в сознание, скончался. Причиной смерти стал ушиб головного мозга, закрытая черепно-мозговая травма вследствие воздействия неуточненных механических сил. Комиссия квалифицировала несчастный случай, как несчастный случай на производстве (л.д. 27-30).
Выводы комиссии о квалификации несчастного случая, как связанного с производством, суд считает законными и обоснованными.
Федеральный закон от 24 июля 1998 г. № 125-ФЗ «Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний» (с изменениями и дополнениями) в качестве общего основания, которое влечет возникновение обязательства страховщика осуществлять обеспечение по данному виду страхования, называет страховой случай - подтвержденный в установленном порядке факт повреждения здоровья застрахованного лица, происшедший вследствие несчастного случая на производстве или профессионального заболевания (абзац девятый статьи 3 и пункт 1 статьи 7); сам же несчастный случай определяется как событие, в результате которого застрахованный получил при исполнении обязанностей по трудовому договору увечье или иное повреждение здоровья, повлекшее необходимость его перевода на другую работу, временную или стойкую утрату профессиональной трудоспособности либо смерть (абзац десятый статьи 3)
В соответствии со ст. 227 ТК РФ расследованию и учету в соответствии с главой 36 ТК РФ «Обеспечение прав работника на охрану труда» подлежат несчастные случаи, происшедшие с работниками и другими лицами, участвующими в производственной деятельности работодателя (в том числе с лицами, подлежащими обязательному социальному страхованию от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний), при исполнении ими трудовых обязанностей или выполнении какой-либо работы по поручению работодателя (его представителя), а также при осуществлении иных правомерных действий, обусловленных трудовыми отношениями с работодателем либо совершаемых в его интересах.
Расследованию в установленном порядке как несчастные случаи подлежат события, в результате которых пострадавшими были получены: телесные повреждения (травмы), в том числе нанесенные другим лицом; повреждения вследствие взрывов, аварий, разрушения зданий, сооружений и конструкций, стихийных бедствий и других чрезвычайных обстоятельств, иные повреждения здоровья, обусловленные воздействием внешних факторов, повлекшие за собой необходимость перевода пострадавших на другую работу, временную или стойкую утрату ими трудоспособности либо смерть пострадавших, если указанные события произошли в течение рабочего времени на территории работодателя либо в ином месте выполнения работы, в том числе во время установленных перерывов, а также в течение времени, необходимого для приведения в порядок орудий производства и одежды, выполнения других предусмотренных правилами внутреннего трудового распорядка действий перед началом и после окончания работы, или при выполнении работы за пределами установленной для работника продолжительности рабочего времени, в выходные и нерабочие праздничные дни.
В подтверждение доводов об отнесении несчастного случая к производственному лица, проводившие расследование несчастного случая, в оспариваемом Акте указали, что Н. вернулся на территорию завода в рабочей спецодежде для того, чтобы переодеться в домашнюю одежду, то есть ему необходимо было время для приведения в порядок одежды после окончания работы. Но поскольку ключи от шкафа в гардеробных остались в рабочей куртке Н. в машине «Скорой медицинской помощи», а Н. об этом не помнил, он вернулся спросить у сменщика о том, где находится его куртка, так как полагал, что куртка рабочая хлопчато-бумажная синего цвета фирмы «Восток-сервис» осталась на его рабочем месте. Не обнаружив своей рабочей куртки, Н. вышел через двери Прокатного цеха <…> с южной стороны (поблизости расположены санитарно-бытовые помещения) и направился в сторону центрального здравпункта, который расположен в прокатном цехе <…> с западной стороны. По пути следования вдоль периметра прокатного цеха <…> с Н. произошел приступ эпилепсии, на что указывает наличие остатков слюны в виде пены. Н. упал, ударившись головой и потерял сознание. Впоследствии был обнаружен (л.д. 30).
Суд полагает, что указанные представителем ответчика обстоятельства о получении Н. травмы на территории работодателя в течение времени, необходимого для приведения в порядок орудий производства и одежды, нашли свое подтверждение в ходе судебного разбирательства.
Так, в разделе 8 Акта о смертельном несчастном случае на производстве установлено, что по производственной необходимости термист проката и труб Н. был переведен из ТКЦ в прокатный цех <…> на чистку <…>. <…> года он работал в смене с 15 часов 30 минут до 22 часов 30 минут. В 20 часов 50 минут, проходя в пролете машинных залов стана <…> и стана <…> Н. встретил контролера ОТК и спросил ее: «Как пройти в диспетчерскую цеха?». Внезапно упал лицом вниз, не дождавшись ответа. Контролер ОТК сообщила диспетчеру прокатного цеха <…>, которая сообщила начальнику смены, и он немедленно пришел на место несчастного случая. Дежурный начальник поста <…> отделения охраны управления режимом ОАО «ЗМЗ» сообщил и.о. начальника команды <…>, который вызвал дежурного фельдшера центрального здравпункта ФИО12. Ею была оказана первая медицинская помощь и на машине «Скорой помощи» Н.был доставлен в травмпункт. В ГБ <…> осмотрен врачом, сделан рентгеновский снимок черепа и доставлен в приемное отделение ГБ <…>, осмотрен дежурным врачом. В госпитализации <…> было отказано, так как он находился в удовлетворительном состоянии, был отправлен домой с последующей явкой на амбулаторный прием к врачу-невропатологу и терапевту на <…> года.
Из объяснений дежурного фельдшера следует, что при медицинском осмотре <…> года, которое проводилось в автомобиле «Скорой помощи», с Н., находившегося в рабочей одежде, были сняты куртка и каска, которые стались в автомобиле «Скорой помощи» и впоследствии предоставлены комиссии.
Согласно докладной и.о. начальника команды <…> ООУР ОА «ЗМЗ», в 23 часа 10 минут Н. прошел через КПП <…> на территорию завода для того, чтобы переодеться, найти куртку и ключи от шкафа. В 00 часов 15 минут <…> года Н., находясь на чистке <…> у правильно-отрезного участка, спросил у правильщика не видел ли он тот его куртку., Правильщик ответил, что не видел. В 00 часов 25 минут <…> года при обходе участком цеха начальник смены встретил Н., находящегося у правильно-отрезного станка на участке <…> с целью найти куртку.
Во время дежурства охранников команды <…> отделения охраны управления режимом ОАО «ЗМЗ» в период с 23.00 часов <…> года до 09.00 часов <…> года маршрутом движения с южной стороны прокатного цеха <…> не проходили.
При осмотре оставленных пострадавшим в автомобиле «Скорой помощи» вещей Н., переданных в комиссию по расследованию несчастного случая работниками скорой помощи, доставлявших его при несчастном случае <…> года в ГБ <…> обнаружены: каска защитная коричневого цвета, куртка рабочая хлопчато-бумажная синего цвета фирмы «Восток-сервис», с внутренней стороны воротника вышита надпись <…>, 3 ключа на колечке в правом кармане куртки, в левом кармане пачка сигарет «Альянс», зажигалка и пластиковая карточка на имя Н. для расчета в столовой.
В результате вскрытия шкафа для хранения спец.одежды пострадавшего Н. обнаружены вещи: паспорт пострадавшего, карточка банковская «ВИЗА», джинсы голубого цвета, футболка черная с коротким рукавом, трусы мужские сине-красного цвета, спортивная куртка серая, полуботинки черного цвета, носки черные, кепка серая, джемпер черный, сланцы синего цвета, мочалка, полотенце, мыло (л.д. 29).
Обстоятельства, установленные Актом, подтверждаются представленными документами: протоколом осмотра места несчастного случая, произошедшего <…> года л.д. (31-32), протоколом осмотра места несчастного случая, произошедшего <…> года (л.д. 33-34), протоколами опроса очевидцев несчастного случая <…>, копией журнала <…> амбулаторного и отказов в госпитализации МЛПУЗ ГБ <…> (л.д. 74-78), объяснительной дежурного врача ГБ <…> (л.д. 49), докладной охранника команды <…> (л.д. 79), докладной <…> (л.д. 80), докладной <…> (л.д. 81), объяснительными <…> (л.д. 82-83), актом вскрытия шкафа для хранения спец. одежды (л.д. 102)
Обстоятельства несчастных случаев, произошедших с Н. <…> и <…> года, установлены также приказом генерального директора ОАО «ЗМЗ» от <…> года <…> (л.д. 84-85).
Не доверять выводам комиссии по расследованию несчастных случаев на производстве у суда нет оснований, поскольку расследование проведено в соответствии с требованиями действующего законодательства (гл. 36 ТК РФ) на основе анализа собранных в ходе расследования данных. Лицами, проводившими расследование несчастного случая, правильно восстановлена последовательность и хронология событий, в результате которых наступила смерть Н..
Суд относится критически к доводам истца об отсутствии признаков, установленных ст. 227 ТК РФ, квалифицирующих несчастный случай как связанный с производством, поскольку по мнению представителя истца материалы расследования не содержат доказательств того, что смерть Н. наступила в рабочее время, в результате исполнения им трудовых обязанностей или выполнения работы по поручению работодателя или осуществления правомерных действий, обусловленных трудовыми отношениями с работодателем либо совершаемых в его интересах.
В ходе производства по делу установлено, что <…> года Н. заступил на работу в 15 часов 30 минут, в 20 часов 50 минут с ним произошел несчастный случай, в результате которого он на машине «Скорой помощи» был доставлен в травмпункт ГБ Н., а затем в приемное отделение ГБ Н.. В госпитализации ему было отказано, в связи с чем он, находясь в рабочей одежде, вернулся на предприятие, чтобы переодеться, забрать личные вещи и документы. Поскольку ключи, в том числе от шкафа для хранения личных вещей, остались в рабочей куртке, Н. вышел из цеха, был обнаружен 11 сентября в 08 часов 30 минут лежащим на прицеховой территории.
Факт того, что Н. находился в рабочей одежде и имел необходимость переодеться в личные вещи подтвержден совокупностью доказательств, собранных в ходе расследования несчастного случая, в частности, актом вскрытия шкафа для хранения спец. одежды (л.д. 102), согласно которому при вскрытии шкафа были обнаружены его личные вещи, объяснениями <…>, которым потерпевший лично сообщил о своей цели возвращения в цех.
Выдача Н. спец. одежды, необходимой для осуществления им своих трудовых обязанностей, подтверждается копией личной карточки учета средств индивидуальной защиты (л.д. 96).
Таким образом, несчастный случай, произошедший <…> года с Н, произошел на территории работодателя в течение времени, необходимого для приведения в порядок одежды, что предусмотрено п.п. 1 ч. 3 ст. 227 ТК РФ.
Кроме того, по мнению Челябинского отделения ФСС РФ комиссией не исследованы: характер полученных травм, повлекших смерть пострадавшего, заключения медицинских организаций об установлении диагнозов в результате несчастного случая, не исследована причинно-следственная связь между произошедшим случаем и полученными травмами.
С данными доводами суд также не может согласиться, поскольку имеющиеся в распоряжении комиссии медицинские документы были исследованы, результаты исследования и выводы комиссии занесены в оспариваемый Акт.
Определением суда от <…> года с целью установления характера и причин повреждений, причиненных Н. <…> года при падении с высоты собственного роста в пролёте машинных залов стана <…> и стана <…> ОАО «ЗМЗ» на твердое, жесткое покрытие (плитовой настил), а также <…> года при падении с высоты собственного роста на предцеховой территории у въездных ворот в вальцетокарное отделение с западной стороны прокатного цеха <…> на утрамбованный грунт (травяной дерн), причины смерти, а также причинной связи между смертью Н. и повреждениями, полученными им при падении с высоты собственного роста <…> года, <…> г., по делу назначена судебно-медицинская экспертиза, проведение которой поручено экспертам Златоустовского городского отделения Челябинского областного бюро судебно-медицинской экспертизы Бюро судебно-медицинских экспертиз (л.д. 129-131).
Заключением эксперта от <…> года <…> установлено, что <…> года на момент приезда дежурного фельдшера, в 20 часов 55 минут больного вели в сопровождении 4-х человек, обнаружили его лежащим с судорожным синдромом. Запаха алкоголя нет. В области левой бровной дуги имеется отек тканей и небольшая раневая поверхность с кровянистым отделяемым и кровоточащие ссадины п/пок.. Первичный диагноз – ЗЧМТ, сотрясение головного мозга, ушибленные раны левой бровной дуги, состояние после эпилептического припадка (впервые возникшего). <…> года в 09-00 часов в период осмотра фельдшерами зафиксировано, что мужчина лежит на спине. Сознание отсутствует. В области левой бровной дуги имеется подкожная гематома и небольшая раневая поверхность с сукровичным отделяемым. Диагноз: ЗЧМТ. Сотрясение головного мозга. Ушибленная рана и ссадина левой бровной дуги (л.д. 153-154).
Согласно выводам эксперта, смерть Н. наступила в результате открытой черепно-мозговой травмы, включающей в себя: рана волосистой части головы теменной области слева. Перелом костей свода и основания черепа слева. Ушиб головного мозга лобных долей справа и слева со сдавлением его субдуральной гематомой. Указанное повреждение является опасным для жизни повреждением и по этому признаку квалифицируется как тяжкий вред здоровью. Закрытая черепно-мозговая травма образовалась от воздействия травмирующей (тупой) силы на волосистую часть головы, где обнаружены: рана волосистой части головы теменной области слева и перелом костей свода и основания черепа слева. Каких-либо характерных особенностей в ране теменной области слева при исследовании не отобразилось, поэтому судить об индивидуальных особенностях травмирующего предмета не представилось возможным. Повреждение вещества головного мозга- «ушиб» лобных долей образовался по механизму «травмы ускорения», то есть противоудара. Подобные повреждения вещества головного мозга в практике встречаются при падении с высоты роста и ударе головой (теменная область слева) о твердую тупую поверхность, что возможно как с предшествующим тому ускорением, так и без него. Кроме того, при исследовании трупа обнаружены кровоподтек и ссадина лица, ссадины волосистой части головы, которые образовались от воздействия твердыми тупыми предметами при жизни и не влекут за собой кратковременного расстройства здоровья или незначительной стойкой утраты трудоспособности.
Ввиду утраты рентгенологических снимков черепа, сделанных <…> г. и отсутствия в представленных медицинских документах детального описания состояния здоровья пострадавшего, сделать выводы о давности образования черепно-мозговой травмы эксперту не представилось возможным.
Вместе с тем, исследовав представленные доказательства в их совокупности, принимая во внимание характер повреждений, имевших место у Н., их локализацию, обстоятельства причинения травмы, положение тела при падении в пролёте машинных залов стана <…> и стана <…> ОАО «ЗМЗ» <…> г. и при обнаружении его <…> г. на прицеховой территории, причину смерти, установленную в ходе судебно-медицинской экспертизы, заключение эксперта, в соответствии с которым подобные черепно-мозговые травмы с переломом костей черепа, ушибом головного мозга и сдавлением его субдуральной гематомой в практике сопровождаются потерей сознания на определенный промежуток времени, после чего может наступить так называемы «светлый промежуток времени», когда пострадавший может совершать самостоятельные действия, суд приходит к выводу, что повреждения, повлекшие впоследствии смерть Н., могли возникнуть у потерпевшего <…> года при падении с высоты собственного роста в пролёте машинных залов стана <…> и стана <…> ОАО «ЗМЗ» на твердое, жесткое покрытие (плитовой настил), т.е. в течение рабочего времени на территории работодателя, а не при падении <…> г. на предцеховой территории у въездных ворот в вальцетокарное отделение с западной стороны прокатного цеха <…> на травяной дерн.
Доводы истца о том <…> года у Н. установлен алкогольно-абстинентный синдром и алкогольно-судорожный синдром, в результате которых возможен эпилептический припадок, развитие судорог и другие проявления, не подтверждены материалами дела.
Указанное медицинское заключение сделано <…> года дежурным врачом предположительно, о чем свидетельствует проставленный после него вопросительный знак (л.д. 88), опровергается другими собранными по делу доказательствами, а также заключением судебно-медицинской экспертизы.
Третье лицо П.Ю.Г. суду пояснила, что муж не страдал психическим расстройством или заболеванием, в том числе эпилепсией, а также алкоголизмом. Н. работал ежедневно по скользящему графику и не мог злоупотреблять спиртными напитками, к врачам-психиатрам и наркологу никогда не обращался. До <…> г. никаких травм, в том числе черепно-мозговых, у мужа не было.
Согласно справок наркологического диспансерного отделения ГУЗ «ОПБ <…>» и Златоустовского психдиспансера (л.д. 137-138), Н. на учете у нарколога и психиатра не состоял и не состоит.
При первичном осмотре Н. фельдшером <…> года зафиксировано отсутствие запаха алкоголя (л.д. 153), при судебно-химическом исследовании крови от трупа этиловый спирт не обнаружен (л.д. 151).
Каких-либо прямых доказательств, позволяющих сделать вывод о наличии у Н. <…> года алкогольно-абстинентнго и алкогольно-судорожного синдрома, в результате которых он упал и получил травму, истцом не предоставлено.
Кроме того, в соответствии с позицией Федеральной службы по труду и занятости, изложенной в письме от <…> г. <…>, получение травмы или гибель работника в результате телесного повреждения, полученного вследствие внезапного ухудшения его здоровья во время приступа эпилепсии (например при падении на ровной поверхности или при разности уровней высот, от контактных ударов при столкновении с движущимися и неподвижными предметами, деталями и машинами во время приступа и т.д.), несчастный случай подлежит квалификации, как связанный с производством и оформляется актом формы Н-1 независимо от совокупности установленных комиссией причин несчастного случая. Акт формы Н-1 не оформляется только в случаях, если единственной причиной смерти работника явилось общее заболевание, подтвержденное в установленном порядке учреждением здравоохранения.
Учитывая изложенное и принимая во внимание, что несчастный случай, произошедший с Н., содержит признаки несчастного случая, связанного с производством, перечисленные в ст. 227 ТК РФ, он правильно квалифицирован как связанный с производством, в связи с чем исковые требования Челябинского отделения ФСС РФ удовлетворению не подлежат.
Руководствуясь ст.ст. 12, 198 ГПК РФ, суд

решил:

В удовлетворении исковых требований Государственного учреждения – Челябинского регионального отделения Фонда социального страхования РФ к открытому акционерному обществу «Златоустовский металлургический завод» о признании несчастного случая не связанным с производством, признании акта о несчастном случае недействительным отказать.
-->