Срок исковой давности брачного договора

Заключая брачный договор супруги или будущие супруги, стремятся, как правило, избежать конфликтных ситуаций в случае расторжения брака. При этом стороны брачного договора должны осознавать, что при определении прав и обязанностей по отношению друг к другу, определении имущества, которое будет передано каждому из них при расторжении брака, брачный договор не должен ограничивать правоспособность кого-либо из супругов, либо ставить одного из них в невыгодное положение.
При наличии в брачном договоре условий, которые ущемляют положение одной из его сторон, брачный договор, как и любую сделку можно оспорить.
Одним из спорных моментов остается вопрос о применении срока исковой давности в отношении заявления требования о признании брачного договора недействительным.
Как сторона, заявившая о пропуске срока исковой давности, так и сторона, которая пытается доказать факт обращения в суд в пределах срока исковой давности, исчисляют начало течения срока исковой давности по требованию о расторжении брачного договора по-разному. Неоднозначный подход к разрешению данного вопроса присутствует и в судебной практике. Так с какого же момента нужно отсчитывать этот срок? С момента подписания брачного договора, когда сторона должна была предвидеть своё неблагоприятное положение после расторжения брака, или с иного момента, когда инициатор расторжения брачного договора узнал или должен был узнать о нарушении своего права?

Судебная практика

Так по одному из дел, предметом которого явилось признание брачного договора недействительным и раздел общего имущества супругов, суд, разрешая вопрос о пропуске истцом срока исковой давности, указал: «Сроки исковой давности для оспаривания брачного договора по основаниям, предусмотренным ст.178, 179 ГК РФ и п.2 ст.44 СК РФ, начали течь с момента, когда истец узнал или должен был узнать об обстоятельствах, послуживших основанием для оспаривания. О введении его в заблуждение обещанием супруги истец должен был узнать в момент заключения договора, в силу того, что обещание не было облечено в надлежащую форму. О вынужденном, как считает истец, характере совершения сделки истцу было известно в момент заключения договора. Содержание договора истцу было также известно в момент его заключения, в связи с чем крайне неблагоприятный для него, по его мнению, характер договора был очевиден в момент его подписания».
Из приведенного примера следует, что начало течения срока исковой давности для признания брачного договора недействительным, следует исчислять с момента его заключения, по мнению суда именно с даты заключения брачного договора началось его исполнение. Приведенный в решении суда вывод о моменте, с которого начинается свое исчисление срок исковой давности, не единичен. Аналогичного подхода при решении рассматриваемого вопроса придерживается большинство судов.
Тем не менее, Верховный Суд Российской Федерации в 2015 году, отменяя решения нижестоящих судов и направляя дело на новое рассмотрение указал, что, если срок исковой давности исчислять с момента заключения брачного договора, супруг, которого условия брачного договора ставят в крайне неблагоприятное положение, фактически будет лишен права на судебную защиту.
Вывод Верховного Суда Российской Федерации основан на следующей позиции: поскольку Семейным кодексом Российской Федерации срок исковой давности для требований об оспаривании брачного договора не установлен, то к такому требованию супруга исходя из положений статьи 4 Семейного кодекса Российской Федерации в целях стабильности и правовой определенности гражданского оборота применяется срок исковой давности, предусмотренный статьей 181 Гражданского кодекса Российской Федерации, по требованиям о признании сделки недействительной. Срок исковой давности по требованию о признании оспоримой сделки недействительной и о применении последствий ее недействительности составляет один год. Течение срока исковой давности по указанному требованию начинается со дня прекращения насилия или угрозы, под влиянием которых была совершена сделка (пункт 1 статьи 179), либо со дня, когда истец узнал или должен был узнать об иных обстоятельствах, являющихся основанием для признания сделки недействительной (пункт 2).
При оспаривании супругом действительности брачного договора или его условий по основанию, предусмотренному пунктом 2 статьи 44 Семейного кодекса Российской Федерации, срок исковой давности следует исчислять с момента, когда этот супруг узнал или должен был узнать о том, что в результате реализации условий брачного договора он попал в крайне неблагоприятное имущественное положение. В данном случае такой момент совпадает с разделом имущества, осуществляемого по условиям брачного договора, в результате исполнения которого сложилась ситуация, свидетельствующая о том, что один супруг полностью лишается права собственности на имущество, нажитое супругами в период брака. Таким образом, исполнение условий брачного договора началось в момент раздела имущества, осуществляемого по условиям брачного договора.
-->