Признание завещания недействительным: обзор судебной практики

1 Так как своевременно завещание предъявлено не было, сын умершей принял наследство по закону. На момент смерти наследодателя он являлся единственным наследником по закону первой очереди
В суд с исковым заявлением обратилась Ш., просила восстановить срок для принятия наследства, признать ее принявшей наследство, признать недействительным свидетельство о наследстве по закону, выданное её отцу, признать договор купли-продажи и свидетельство о регистрации права собственности от 26.02.2007 года ничтожными.
В обоснование своих доводов истец Шаулова О.Н. указала, что 10.10.2004 года умерла ее бабушка, являвшаяся совместно с ее отцом участником совместной собственности. Истец полагала, что после смерти бабушки наследственное имущество в виде указанной квартиры должно было перейти к ее отцу, как к наследнику первой очереди.
После смерти отца Ш. среди бумаг обнаружила неотмененное завещание, оформленное 26.07.1994 года, из которого усматривается, что спорная квартира была завещана Ш.
В 2010 году она обратилась в суд с исковыми требованиями о принятии наследства по завещанию. Предъявление указанного требования было произведено по истечении более чем 6 лет с момента смерти наследодателя. Спорная квартира на момент предъявления требований была продана наследником третьим лицам и проведена государственная регистрация договора и перехода права собственности.
В удовлетворении исковых требований было отказано.
В ходе судебного разбирательства суд пришел к выводу, что все требования законодательства при выдаче свидетельства о праве на наследство выполнены нотариусом в полном объёме.
Нотариус руководствуется положениями Гражданского кодекса РФ и Основами законодательства Российской Федерации «О нотариате». В соответствии с указанными нормативными актами нотариус по месту открытия наследства принимает заявления о принятии наследства и об отказе от него, нотариус извещает иных наследников об открытии наследства только лишь в случаях, когда нотариусу известно их наличие и их место жительства или работы.
Иных наследников, кроме принявшего наследство, заявлено не было. Розыск наследников, в том числе наследников по завещанию, соответствии с действующим законодательством, не является обязанностью нотариуса и не производится им.
Шаулова О.Н., обратилась с исковыми требованиями о принятии наследства по завещанию по истечении 4 лет 11 месяцев 6 дней с момента истечении срока принятия наследства после смерти ее отцом, как наследником первой очереди по закону.
При таких обстоятельствах суд находит срок принятия наследства Ш. после смерти ее бабушки, умершей 10.10.2004 года, пропущенным, и не находит оснований к восстановлению срока принятия наследства (решение Сосновоборского городского суда (Ленинградская область) от 17 декабря 2010 года).

2 Действительно завещание содержит определенные нарушения, но они являются недостаточными (незначительными) для признания его недействительным
Н. обратилась в суд с иском к администрации Сосновского района, администрации Перкинского сельсовета Сосновского района Тамбовской области о признании завещания действительным и признании права собственности на жилой дом с надворными постройками и земельный участок.
После смерти Л. Она обратилась к нотариусу с заявлением, которая вынесла Постановление об отказе в совершении нотариальных действий. В выдаче свидетельства о праве на наследство по завещанию было отказано.
В завещании имеются неточности, которые вызвали сомнение у нотариуса в его действительности: в тексте завещания допущена ошибка - в слове «Перкино», пропущена буква «р» и написано «Пекино»; указано, что «завещание составлено мной специалистом администрации сельсовета», а следовало указать «завещание составлено мной специалистом администрации Перкинского сельсовета Сосновского района Тамбовской области».
Выслушав стороны, изучив материалы дела, допросив свидетеля, суд посчитал исковые требования подлежащими удовлетворению.
Общим правилом для признания завещания недействительным является наличие значительных нарушений. Под значительными нарушениями понимаются такие нарушения, которые оказывают влияние на понимание волеизъявления завещателя.
В соответствии с ч.3 ст. 1131 ГК РФ, не могут служить основанием недействительности завещания описки и другие незначительные нарушения порядка его составления, подписания или удостоверения, если судом установлено, что они не влияют на понимание волеизъявления завещателя.
Действительно завещание ЛОА содержит определенные нарушения, но они являются недостаточными (незначительными) для признания его недействительным.
Место составления и удостоверения завещания сомнения не вызывает. Завещание составлено ясно и недвусмысленно, допущенные при оформлении нарушения при составлении завещания не содержат оснований предусмотренных ст.166-179 ГК РФ для признания сделки недействительной. Каких либо других существенных ошибок при составлении завещания не допущено. Вышеуказанные описки не влияют на понимание волеизъявления завещателя (Решение Сосновского районного суда (Тамбовская область) от 06 апреля 2011 года).

3 Трехгодичный срок о признании завещания недействительным по ст.178 ГК РФ у истицы пропущен
Я. обратилась в суд с иском к Е. о признании завещания недействительным. Ее отец (наследодатель) составил завещание, которым завещал все свое имущество жене, а в случае ее смерти дочерям – в равных долях каждой.
После смерти супруги наследодателя истец обратилась к нотариусу за принятием наследства, полагая, что после смерти ее отца, наследственное имущество должна получить сначала его супруга, a за ней, в случае ее смерти, согласно завещания - его дочери.
Истец обратилась к нотариусу с заявлением о принятии наследства, но получила отказ, мотивированный тем, что она не является наследником. В связи с этим Я. решила обратиться в суд за отменой завещания.
Третье лицо - нотариус К. в судебном заседании иск не признала, суду пояснила, что срок для предъявления требования истцом пропущен. Истица знала о завещании и не оспаривала его до настоящего времени.
Третье лицо – нотариус Б. в письменном отзыве также просила суд применить срок исковой давности. Также пояснила, ею было удостоверено завещание от имени отца истицы, который в своем завещании вырaзил свою волю - распорядился всем своим имуществом полностью, завещав его жене. Также в завещании, в соответствии со ст. 536 ГК РСФСР (подназначение наследника), указал в завещании других наследников, на случай если назначенный им наследник (жена) умрет до открытия наследства или не примет его. Таким образом, поднaзначенные наследники, могли стать наследниками только в случае, если бы на момент его смерти, уже не было бы в живых наследника. По мнению же истицы, ее отец в своем завещании распорядился своим имуществом так: завещав его сначала жене, а потом после ее смерти (когда имущество уже будет принадлежать ей) - своим детям. Такое толкование не возможно. Оно противоречит закону, поскольку распорядиться можно только своим имуществом, принадлежащим себе лично.
Поскольку на момент обращения в суд истек срок исковой давности о признании завещания недействительным, в исковых требованиях было отказано (Решение Соликамского городского суда (Пермский край) от 13 января 2011 года).

4 Доводы истца о том, что отмена договора пожизненного содержания влечет за собой отмену завещания, не основаны на Законе.
К. обратился в суд с иском к Ш. о признании завещания недействительным.
Суду пояснил, что его мать написала завещание, и через несколько дней составила с ответчицей договор пожизненного содержания с иждивением. Из-за того, что ответчица Ш. не выполняла взятые на себя обязательства по договору пожизненного содержания с иждивением, обратилась в суд с иском, договор пожизненного содержания с иждивением был расторгнут. После вынесения решения мать негативно относилась к ответчице, считала, что она была обманута ею, их отношения были испорчены.
Однако, после смерти матери выяснилось, что она оформила завещание на свою долю в квартире на Ш.
Считает, что в связи с отменой договора ренты мать отменила и завещание, поэтому следует применить аналогию закона и признать завещание недействительным, применив статью 1130 ГК РФ в связи с тем, что судом отменен договор пожизненного содержания с иждивением.
Представитель ответчика П. в судебном заседании исковые требования не признал, суду пояснил, что аналогию закона применить нельзя, поскольку договор ренты регулируется главой 33 ГК РФ, а завещание гл 64 ГК РФ. Это не только разные главы, но и разные части. Представитель истца ссылается на ст. 1130 ГК РФ, в которой говориться только о завещании. Отменить завещание можно двумя способами, если появляется новое завещание, либо подачей нотариусу заявления – распоряжения об отмене завещания. Поэтому по тем основаниям, на которые ссылается истец, в иске должно быть отказано.
Доводы истца, что в связи с отменой договора пожизненного содержания его мать предполагала отмену завещания по тем основаниям, что она говорила ему, что: «после ее смерти распоряжайтесь квартирой сами» не основаны на Законе.
Суд отказал в удовлетворении исковых требований, поскольку отмена завещания в связи с отменой договора ренты не основана на Законе, нового завещания или изменения в завещания мать истца не сделала (Решение Соликамского городского суда (Пермский край) от 10 мая 2011 года).

5 Обязательными реквизитами завещания являются дата и место его составления, а также подпись наследодателя. При этом форма подписания завещания в ГК РФ и Основах законодательства РФ о нотариате не определена, нет требования о том, что подпись наследодателя должна быть расшифрована
Р. обратился в суд с иском к Р.Н.В. и Ч.Т.В. о признании завещания недействительным. В суде заявил о наличии у него сомнений в свободе завещания, указав, в том числе на то, что в завещании подпись завещателя и расшифровка подписи исполнены различным почерком.
Ответчик Ч.Т.В. иск не признала и пояснила, что когда ее мать, сказала, что желает составить завещание, они пошли в Советскую сельскую администрацию, где специалист администрации пригласила ее в кабинет, где она добровольно составила завещание. Никто ее к составлению завещания не принуждал. После составления завещания и его подписи, специалист администрации пригласила их в кабинет и поскольку мать плохо писала, решили, что она произведет своей рукой в завещании расшифровку ее подписи.
Отказывая в удовлетворении исковых требований, суд указал на следующее.
Согласно ч. 3 ст. 1125 Гражданского Кодекса РФ завещание должно быть собственноручно подписано завещателем.
Согласно п. 3 ст. 1131 Гражданского кодекса Российской Федерации не могут служить основанием недействительности завещания описки и другие незначительные нарушения порядка его составления, подписания или удостоверения, если судом установлено, что они не влияют на понимание волеизъявления завещателя.
Обязательными реквизитами завещания являются дата и место его составления, а также подпись наследодателя. При этом форма подписания завещания в ГК РФ и Основах законодательства РФ о нотариате не определена, нет требования о том, что подпись наследодателя должна быть расшифрована.
Судом не установлено нарушения порядка составления, подписания завещания, завещание имело письменную форму, а наследодатель в присутствии должностного лица органа местного самоуправления публично выразил свое волеизъявление. Выполнение расшифровки подписи другим лицом, не влияют на волю наследодателя завещать свое имущество, истцом не представлено доказательств, что наследодатель не желала завещать имущество своим дочерям (Решение Обливского районного суда (Ростовская область) от 11 июля 2011 года).

6 У суда не было оснований сомневаться в правильности и обоснованности экспертного заключения. ГУЗ «больница» является государственным судебным экспертным учреждением, компетентность его экспертов сомнений не вызывает. Доводы представителя ответчика о том, что экспертиза проведена на основании показаний свидетелей только со стороны истца, являются необоснованными. В основу заключения экспертов положены данные медицинской документации, которые ответчиком не оспаривались, а также показания свидетелей со стороны, как истца, так и ответчицы, что следует из содержания экспертного заключения. При проведении экспертизы был применен соответствующий метод - судебно-психиатрический анализ материалов дела
С. Обратился в суд с иском о признании завещания недействительным. Исковые требования были удовлетворены.
Не согласившись с решением суда первой инстанции, М. просит решение отменить. Проверив материалы дела, обсудив доводы жалобы судебная коллегия не нашла оснований для отмены суда.
Согласно заключению посмертной судебно-психиатрической экспертизы от 23.03.2010 года в отношении наследодателя, проведенной экспертами ГУЗ «больница», наследодатель к моменту составления завещания страдала психическим заболеванием.
У суда не было оснований сомневаться в правильности и обоснованности указанного выше экспертного заключения. ГУЗ «больница» является государственным судебным экспертным учреждением, компетентность его экспертов сомнений не вызывает. Доводы представителя ответчика о том, что экспертиза проведена на основании показаний свидетелей только со стороны истца, являются необоснованными. В основу заключения экспертов положены данные медицинской документации в отношении наследодателя, которые ответчиком не оспаривались, а также показания свидетелей со стороны как истца, так и ответчицы, что следует из содержания экспертного заключения. При проведении экспертизы был применен соответствующий метод - судебно-психиатрический анализ материалов дела.
Давая оценку представленным по делу доказательствам, а также показаниям допрошенных судом многочисленных свидетелей, суд правомерно указал, что показания свидетелей со стороны ответчицы, согласно которым в момент составления завещания наследодатель могла понимать значение своих действий и руководить ими, суд не может учесть, поскольку они опровергаются совокупностью других допустимых и достаточных доказательств, в том числе заключением судебно-психиатрической экспертизы, показаниями практически всех свидетелей, подтвердивших наличие наследодателя внешних признаков психического расстройства. При этом нахождение ее в состоянии, позволяющем понимать значение своих действий и руководить ими, лишь показаниями свидетелей подтверждено быть не может, поскольку для этого требуются специальные знания в области медицины.
Кроме того, судом установлено, что процедура удостоверения завещания была нарушена, текст завещания был составлен неизвестным лицом, после его удостоверения главным врачом оно не было зарегистрировано в книге регистрации завещаний, не было передано в нотариальную контору (Определение Самарского областного суда от 01 июля 2010 года).

7 В удовлетворении иска о признании завещания недействительным отказано правомерно, поскольку при жизни наследодатель не был признан недееспособным, в момент совершения завещания мог отдавать отчет своим действиям, понимать их и руководить ими
К., действующая от своего имени и от имени К.С., обратилась в суд с иском к А. об определении доли в совместной собственности на квартиру, признании завещания на имущество недействительным. На момент составления последнего завещания А.Л. находилась в недееспособном состоянии, т.к. она являлась престарелой, не могла руководить своими действиями и отдавать отчет им, ее поведение было неадекватным, постоянно преследовал страх смерти, в связи с чем она лечилась у гомеопата, врачом отмечались признаки повреждения головного мозга в виде маразматических проявлений, она неоднократно лечилась в госпитале инвалидов ВОВ, ранее проходила курс лечения в онкологическом центре, дома постоянно устраивала беспричинные скандалы, временами не узнавала близких людей. Данные обстоятельства позволяют говорить о наличии у А.Л. психического заболевания, не позволявшего ей на момент составления завещания 5 декабря 2006 г. руководить своими действиями и отдавать им отчет, в связи с чем, завещание должно быть признано недействительным.
Решением Свердловского районного суда г. Костромы от 29 июля 2008 г. в удовлетворении исковых требований К. отказано.
В кассационной жалобе К. просит решение суда отменить, направить дело на новое рассмотрение. Считает, что А.Л. на момент составления завещания от 5 декабря 2006 г. не могла адекватно и в полной мере оценивать последствия своего решения, т.к. страдала психическими расстройствами. Считает, что судом не были приняты во внимание все обстоятельства дела, не дана объективная оценка всем представленным доказательствам.
Судебная коллегия не нашла оснований к отмене решения суда первой инстанции.
Судом проверялись и не нашли подтверждения доводы истицы о том, что в момент составления завещания 5 декабря 2006 года А.Л. находилась в состоянии, когда не была способна понимать значение своих действий или руководить ими.
Из материалов дела усматривается, что перед составлением завещания А.Л. была осмотрена психиатром, которым было дано заключение о возможности ее участия в нотариальных действиях. Нотариусом, удостоверившим завещание, в судебном заседании также подтверждена дееспособность А.Л. при подписании завещания и адекватность ее поведения.
Из заключения посмертной судебно-психиатрической экспертизы, которое оценено судом в совокупности с приведенными доказательствами, а также с показаниями свидетелей, следует, что в момент совершения завещания 5 декабря 2006 года А.Л. могла отдавать отчет своим действиям, понимать их и руководить ими. Отмеченные у А.Л. особенности психики, обусловленные имевшимся у нее органическим расстройством личности, психиатрами не признаны признаком слабоумия, измененного сознания и каких-либо психотических расстройств
(Определение Костромского областного суда от 08 сентября 2008 года).
-->